?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
История одного драматического театра
почта
kraeham wrote in samara_history

Пока у нас бушуют страсти
по городской архитектуре, окунемся
ненадолго в вопросы архитектуры дачной.

Рис. 1. Проект на постройку театра на Барбошиной поляне, на земле В. М. Шошина,
арендуемой А. Ф. Аблесимовым (Аркуниным). 1911 г.


Ах, как чудесна была в начале XX века Барбошина поляна, утопающая в яблочном цвету. Согласно Адрес-календарям и Памятным книжкам Самарской губернии от шестой до девятой просеки насчитывалось 337 дач и участков в 1900 году, не считая Учительского посёлка. Между Самарой и Поляной курсировали экипажи и пароходы, а к 1916 году отрылась и трамвайная ветка. Работала дачная подписка на газеты, осуществлялась доставка чая и кондитерских изделий (что-то наподобие современного кейтеринга). Но развлечений было все-таки мало. Сама жизнь требовала постройки здесь не только пивных ресторанов и курзалов, но и стационарного драматического театра. 

Потомственный дворянин Александр Филиппович Аблесимов с детства грезил театром. Можно предположить, что ему снились ночами роль Дон Кихота или смерть Ромео и Джульетты. С русско-японской войны Александр Филиппович вернулся с тяжелой контузией и до конца жизни прихрамывал, но свою идею-фикс так и не оставил. Удачно женившись в 1910 году, он получил небольшое приданое жены и в миг спустил его на аренду земли на Барбошиной поляне у купца Шошина, на постройку здесь достаточно внушительного деревянного театра, курзала и какой-то музыкальной раковины.



Рис. 2. Общий план построек: курзал, театр, музыкальная раковина. 1911 г.

Но самое забавное, Аблесимов придумал себе сценический псевдоним «Аркунин» и во всех официальных бумагах именовал себя не иначе как «Потомственный дворянин А. Ф. Аблесимов, по сцене Аркунин». Настолько он надоел и приелся чиновникам Строительного отделения Самарского Губернского Правления, что те, так его и именовали в своих документах «Аблесимов, по сцене Аркунин».

В документах Самарского строительного отделения Губернского Правления (Государственный Архив Самарской области. ГАСамО. Фонд 1. Опись 12. Дело 4931. Лист 2 – 2 об.) читаем:

«Имею честь покорнейше просить Самарское строительное отделение назначить экстренную комиссию для осмотра построенного мной деревянного театра, имеющего пять дверей из зрительного зала на Барбашиной* Поляне в виду того, что открытие сезона должно быть 1 мая 1911 года. Без разрешения строительного отделения г. Полицмейстер не может подписать афишу, поэтому еще раз покорнейше прошу уважить мою просьбу. А. Ф. Аблесимов, по сцене Аркунин. 28 апреля 1911 года».

Естественно, что проволочек Строительное отделение Губернского Правления допустить не могло.
Тогда это было не в правилах у наших чиновников.

Читаем дальше (Государственный Архив Самарской области. ГАСамО. Фонд 1. Опись 12. Дело 4931. Лист 7 – 7 об.):
«Резолюция строительного отделения Самарского Губернского Правления. Потомственный дворянин Александр Филиппович Аблесимов, по сцене Аркунин 28 апреля сего 1911 года обратился в Губернское Правление с ходатайством об осмотре деревянного здания театра на Барбашиной поляне и о выдаче разрешения на постановку в нем спектаклей. Вследствие этого ходатайства означенное здание театра было осмотрено 30 апреля Губернским архитектором Волошиновым, Главным механиком Почтово-телеграфного округа инженером-электриком Рукавишниковым и Приставом 5 части г. Самары Трипольским, причем оказалось, что театр вообщем выстроен согласно представленного проекта, прочно; из зала имеются 4 боковых выхода и из открытой галереи широкие ворота, из каждой ложи имеются также выходы, причем все двери отворяются наружу; сцена имеет выход наружу в виде больших широких ворот в задней стене и, кроме того, есть ход вниз под сцену, где расположены уборные, откуда также имеется выход наружу. Вообщем театр выстроен прочно и безопасно. Что касается электрической проводки в этом театре, то таковая во время этого осмотра еще не вполне была закончена. Затем инженер Рукавишников от 12 мая в документе за № 70 сообщил строительному отделению, что электрическая установка в театре на Барбашиной Поляне в законченном виде им осмотрена вторично и найдена выполненной правильно. На основании изложенного и, не встречая в техническом отношении препятствий к постановке спектаклей и к пользованию электрической установкой в здании театра на Барбашиной Поляне, дать о сем знать Самарскому Полицмейстеру для сведения и объявления просителю Аблесимову, по сцене Аркунину. Мая 16 дня 1911 года».

Наконец, афиша была подписана Полицмейстером и счастливый Аблесимов окунулся в свои театральные премьеры. Репертуар был очень серьезным, но о качестве постановок можно только догадываться. Ставили «Живой труп» Л. Н. Толстого, «Без вины виноватые», «Гроза», «Таланты и поклонники» А. Н. Островского, «Горе от ума» А. С. Грибоедова, «Ревизор» Н. В. Гоголя, а также легкую пьесу самого А. Ф. Аблесимова «Раба любви». В труппу Аблесимова входила жена, две дочери, а также некоторые учителя-дачники.

В этот период Аблесимов разбил шикарные клумбы с чайными розами вокруг театра, высадил тридцать яблонь и поставил шестнадцать скамеек.

Но уже в 1913 году театр переходит в полную собственность некоего Александра Гавриловича Гурьянова, который оборудует здесь биоскоп. Справедливости ради, стоит отметить, что в Самаре на тот период было более десятка биоскопов (кинотеатров).

В документах Самарского строительного отделения Губернского Правления (Государственный Архив Самарской области. ГАСамО. Фонд 1. Опись 12. Дело 4931. Лист 11.) читаем:

«Прошение. Имею честь сообщить Самарскому Губернскому Правлению, что я А. Г. Гурьянов устроил железную совершенно несгораемую будку при театре на Барбашиной Поляне и подвел в нее электрическую энергию, на что мною было получено разрешение Строительного отделения от 27 апреля 1913 года за № 470. В виду чего прошу Губернское Правление не отказать мне в разрешении демонстрировать картины в оном помещении. Самара, мая 10 дня 1913 года». И комиссия Строительного отделения дала своё разрешение. Заметьте, будка на плане проекта (рис. 1) дорисована синими чернилами.

В 1916 году театр снова меняет своего хозяина. Им становится некий Петр Емельянов Поддубский. 25 мая 1916 года комиссия Строительного отделения Самарского Губернского Правления докладывала: «Мы произвели осмотр деревянного театра на Барбашиной Поляне, где Поддубским Петром Емельяновым предполагается ставить кинематографические сеансы, и оказалось, что театр остается в том же виде, как он был устроен в 1911 году и отвечает нормальным требованиям для биоскопов, но необходимо, чтобы все двери театра отнюдь не были забиты и во время сеанса не запирались на замки, а лишь на крючки изнутри зала, причем последние должны быть на высоте от пола 2-х аршин; деревянная аппаратная будка, обшитая железом (по кошме с внутренней стороны), устроена правильно. Проводка же электрического освещения в самом театре во многих местах обвисла и оборвана, – необходимо ее подтянуть и исправить. Со своей же стороны находим возможным по устранению вышеуказанных недостатков, разрешить открыть публичное демонстрирование картин. Губернский архитектор Волошинов, Помощник архитектора Иванов». (Государственный Архив Самарской области. ГАСамО. Фонд 1. Опись 12. Дело 4931. Лист 15 – 15 об.)

9 июня 1916 года «вышеуказанные недостатки» были устранены и демонстрация картин началась. О репертуаре можно лишь догадываться.

Программа кинолент, представленных Самарским Обществом народных университетов в шести земских и одном городском лазарете, по свидетельству Е. Ю. Семеновой, 29 сентября 1915 года была такой: «Комнатная муха и вред ею приносимый», «Мальчик-нищий», «Пиренейские горы», «Праздник детской гимнастики в Стокгольме». На протяжении войны 1914 - 1918 г. г. поволжскому зрителю были доступны исторические, патриотические и комедийные ленты, а также экранизации классиков. Например, «Вова в отпуску», «Жена на прокат», «Генеральша Матрена», «Лекарство от скуки», «Макс и таинственная рука», «На вкус и цвет товарища нет» и другие. (Семенова Е. Ю. Кинематограф - феномен отечественной культуры в годы Первой мировой войны (по материалам поволжских губерний). //Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Т 9. № 2. Самара, 2007. С. 369 - 372).

Вошедшие в июне 1918 года в Самару белочехи, принялись активно прочесывать дачный массив на Барбошиной поляне в целях обнаружения уцелевших большевиков, не стесняясь грабежей и поджогов. По сведениям А. Н. Завального, белочехи даже обнаружили на одной из дач Ярослава Гашека, но тот прикинулся полоумным и его отпустили (что-то похожа эта история на бравого солдата Швейка).

Возможно, что именно тогда и сгорел театр на Барбошиной поляне. По крайней мере, после 1918 года сведений об этом театре мы не встречаем.

* В источниках нынешняя Барбошина поляна везде упоминается как Барбашина или даже Барабашина Поляна (см. рисунок 1). Топонимическая безграмотность наших предков, так сказать.

Копирование данного материала как целиком,
так и фрагментами запрещено. Гиперссылка допускается.
С уважением, П. Попов, по сцене
[info]kraeham


  • 1
отличная история, спасибо!
а с Аркуниным "по сцене" - вообще песня :)

Да вообще, прикол.
Строительное отделение пишет письмо этому Аблесимову.
Он им в ответ десять, отделение снова письмо, а он им опять десять писем в ответ. И везде подпись: "А. Ф. Аблесимов, по сцене Аркунин". Я так смеялся в понедельник Архиве, что меня чуть не вывели. Буду также подписываться теперь:)))

запросто могли и на дрова разобрать - топливный кризис.

Могли, Светлан.
Но все-таки мне кажется или поджог, или снос. Вчера смотрел эксклюзивную штучку - карту просек 1916 года. Там этот театр стоит почти на месте пансионата Самарский.

Хотя твоя идея имеет место быть :)))))

  • 1