Previous Entry Поделиться Next Entry
Первые детские сады в Самаре в 1875 - 1918 годах
почта
kraeham wrote in samara_history
К 140-летию открытия первого детского сада в Самаре

В самарских детских садах общества
народных университетов не существует никакого принуждения...
Это не школа; это скорее детский клуб для ребят от 5 до 14 лет...

Доктор и педагог В.В. Рахманов,
Известия Самарского общества народных университетов, 1910, № 8-9



Первые детские сады в Самаре появились еще в 70-х годах XIX века при частных учебных заведениях. Как писал П.В. Алабин, в ноябре 1875 года домашней учительницей Елизаветой Долговой при элементарной двухклассной школе открылся первый частный детский сад. В сад принимались дети от трех до семилетнего возраста с платой 50 рублей в год. При открытии сада в нем было три девочки и два мальчика, а позже пять мальчиков и семь девочек. Целями нового воспитательного учреждения стали общее физическое и нравственное развитие ребят с помощью образовательных игр и подготовка их к школе. Детей младшего возраста занимали беседами об окружающих предметах и разными играми по системе Фребелевских детских садов. Ребят старшего возраста учили чтению, письму, счету до 10 и гимнастике.

В период с 1875 по 1916 годы было открыто большое количество частных детских садов, например, детские воспитательные учреждения при школе Е.К. Слободской на Садовой, при частном реальном училище А.Т. Макшеевой на углу улиц Саратовской и Заводской, при частной гимназии В.А. Арсеньевой на углу улиц Николаевской и Панской, при подготовительных классах К.В. Яблонской между улицами Симбирской и Александровской на Садовой и др. К сожалению, доступ в эти сады для детей из малообеспеченных семей по причине высокой платы за посещение был закрыт.

Рекламное объявление частного детского сада в Самаре из газеты «Голос Самары», 1907 г.

1 февраля 1908 года в городе возникло Самарское общество народных университетов (СОНУ). Его организаторами стали активные пропагандисты просвещения самых широких слоев населения – члены известного семейно-педагогического кружка А.Ф. фон Вакано: П.А. Преображенский, П.Н. Арефьев, Е.Ф. Бем, А.А. Бостром, А.А. Волошинов, В.П. Ушаков, Н.А. Хардина, Эрих и Лотарь фон Вакано, К.А. Клодт, купцы Соколовы, Шихобаловы Курлины, представители городской интеллигенции – инженеры, врачи, художники, музыканты (уже на 1902 год всего 343 члена кружка). В мае 1909 года при Самарском обществе народных университетов (СОНУ) были открыты три бесплатных летних детских сада: 1) в Растрепинском саду, принадлежавшем А.Ф. фон Вакано; 2) на даче купца А.А. Субботина между Петропавловской и Вокзальной площадями; 3) у личного особняка А.А. Субботина на улице Преображенской в доме № 18.
17 января 1910 года открылся первый зимний детский сад на даче Субботина. Позже зимние смены состоялись и при других детсадах.
В период с 1909 по 1916 годы в Самаре от общества народных университетов работали в общей сложности восемь постоянных детсадов: Растрепинский, два Субботинских, Пушкинский (в Пушкинском народном доме, ныне клуб железнодорожников), Аржановский (в Аржановском городском саду между современными улицами Осипенко и Соколова), Ново-Оренбургский (ныне пос. им. Шмидта или Запанское), в Мещанском поселке (ныне пос. им. Бр. Кузнецовых и часть Мичуринского микрорайона) и в Засамарской слободе. Помимо постоянных детсадов были организованы к 1915 - 1916 годам 5 обособленных игровых площадок от городских властей (или летние детсады) в Аржановском, Соборном, Александровском, Покровском и Струковском общественных парках с руководителями (воспитателями) от общества народных университетов.
Создание детских садов при обществе народных университетов преследовало три  основные цели - бесплатное воспитание, обучение детей, отвлечение их «от пагубного влияния улицы». Корреспонденты журнала «Известия Самарского общества народных университетов» указывали в 1910-х годах, что новые позитивные тенденции в работе над проблемами самарских городских окраин, непременно должны отражаться и на работе с подрастающим поколением. «Дети здесь сплошь и рядом бывают свидетелями самых ужасных сцен, начиная от ругани и до смертоубийства включительно. И спустя какое-то время мы имеем новую свежую смену хулиганов и преступников...».
Заведующая всеми детскими садами В.В. Белгородская в 1915 году отмечала в своем докладе городской думе: «Принимая во внимание полную беспризорность большинства детей малоимущих жителей Самары, отцы которых находятся на театре военных действий, а матери в поисках куска насущного хлеба целыми днями работают на заводах и фабриках или в конторах, мы просто обязаны еще более активно действовать в вопросах воспитания и образования этих наших маленьких горожан из бедных семей».
В итоге деятельность Самарского общества народных университетов (СОНУ) по открытию детских садов была признана одной из наиболее удачных и эффективных. Газеты пристально следили за детскими учреждениями общества, публиковали подробные и нередко восторженные отзывы и очерки о работе самарских педагогов, а, например, все выпуски «Известий Самарского общества народных университетов» за 1916 год, были посвящены исключительно детским садам.
После окончательного взятия власти в Самаре большевиками в 1918 году огромный бесценный опыт педагогов, воспитателей и организаторов детсадов при СОНУ не пропал даром. Три бывших детских сада общества (Ново-Оренбургский, в Засамарской слободе и в Мещанском поселке) со всем персоналом и активами в мае-июне 1918 года поступили на баланс отдела образования при Самарском городском исполнительном комитете Совета солдатских и рабочих депутатов.

Организация, структура и размещение детсадов СОНУ

Первый детский сад Самарского общества народных университетов был открыт в начале мая 1909 года в старом Растрепинском саду на углу Шихобаловской и Оренбургской (ныне угол улиц Ленинской и Чкалова), принадлежавшем сначала муромскому купцу Д.Е. Растрепину, позже А.М. Неклютиной, а с 1891 года А.Ф. фон Вакано.
Растрепинский детсад представлял собой ровную, почти квадратную площадку (35 х 35 саженей). Посередине площадки росло несколько яблонь, а кругом она была ограничена аллеями. На площадке имелся крытый сарай, 2 навеса и небольшая избушка (материальная), в которой хранились книги, игрушки и инвентарь. Кроме того, при детсаде имелся душ для купания детей. К 1912 году были выстроены деревянное помещение для работ, навес для столярной мастерской, помещение для сторожа. В северо-восточном углу сада в 1914 году разбили огород и обнесли его оградой. К огороду примыкал дом служащих Жигулевского завода. В 1910 году весь персонал Растрепинского детсада состоял из двух нянек, сторожа, четырех руководительниц (или воспитательниц) по числу возрастных групп: Вера Васильевна Белгородская, окончившая курсы при Петербургском Фребелевском обществе, дочь священника; Александра Андреевна Сабурова, слушательница 2 курса при Петербургском Фребелевском обществе, дочь дворянина; Надежда Ивановна Бендер, окончившая курсы при Петербургском обществе содействия физическому развитию, дочь собственника-поселянина; Татьяна Харитоновна Бойко, окончившая земскую школу, дочь крестьянина. В 1911 – 1915 годах на работу в Растепинский сад были приняты: заведующая всем садом В.В. Белгородская, заведующая хозяйством Б.М. Фрейдман и отдельные учителя на три часа в день через день: преподаватели рукоделия Чернова, пения Дикин, столярного ремесла Шабалин. Четыре группы возглавляли в этот период фребелички и лесгафтисты: с 3 лет до 7 лет А.К. Кузнецова, В.А. Гиляревская; с 8 до 9 лет Р.М. Фрейдман; с 10 до 11 лет Д.П. Вырыпаева; с 12 до 14 лет К.М. Сатунин.
Субботинский детсад отрыл свою работу на даче А.А. Субботина у Петропавловской площади 21 мая 1909 года и занял площадь в 1 десятину, разделенную густыми акациевыми аллеями на три равные части. Одна из них использовалась под огород, две другие - для игр. В саду росло много кустарников и фруктовых деревьев. Для столярничества был устроен навес, а рукоделием занимались на террасе дачного дома. На территории сада находились общежитие для руководителей (воспитателей) Растрепинского и Субботинского детсадов, материальная, помещение для сторожа.
Начиная с 1910 года, в Субботинском и Растрепинском детсадах велся медицинский надзор. За здоровьем, соблюдением личной гигиены, обеспечением детсадовских аптечек, следил доктор В.И. Мальковский. Он же проводил ежедневные утренние осмотры и делал прививки от оспы. В 1910-х годах основной угрозой в садах стала холера. Она унесла в садах только в 1910 – 1911 годах двенадцать воспитанников. Все книги и вещи, бывшие у умерших, были сожжены. Позже медицинский надзор в детских садах на бесплатной основе проводила женщина врач М.Г. Щульц, которая по мере возможности привлекала для работы других лиц с медицинским образованием.
В 1910 году на работе в Субботинском детском саду состояли руководительницы (воспитательницы): Варвара Евгеньевна Лобанова, окончившая курсы при Петербургском обществе содействия физическому развитию, дочь дворянина; Мария Васильевна Лебедева; слушательница 1 курса Петербургских естественно-исторических курсов, дочь священника; Анна Васильевна Савельева, слушательница 3 курса при Петербургском Фребелевском обществе, дочь купца; Елизавета Андреевна Клавикордова, учительница, жена чиновника; Людмила Николаевна Лаврова, слушательница 3 курса при Петербургском Фребелевском обществе, дочь священника.
В 1911 – 1915 годах в Субботинском саду по четырем возрастным группам работали фребелички и лесгафтисты: с 3 лет до 7 лет –  Е.П. Морева, С.Г. Писахова; с 8 до 9 лет – А.В. Кашкарова, О.П. Долгова; с 10 до 11 лет – Е.В. Самодалова, М.В. Жуковская; с 12 до 14 лет – И.Д. Воробьева, А.В. Титов. Также были приглашены отдельные учителя на три часа в день через день: рукоделия М.И. Ерилкина, пения И.И. Панков, столярного ремесла С.И. Западнов. Заведовала детским садом О.В. Долгова, хозяйством Е.Н. Кистен. На балансе числились 2-3 няни, кухарка для зимнего сада, 2 повара для всех детсадов, сторож.
Детсад у личного особняка А.А. Субботина на Преображенской (иногда именовался Преображенским или Казанским). Открыт в 1909 году у личного особняка купца А.А. Субботина на Преображенской улице, дом № 18 (ныне ул. Водников).
Площадь детсада представляла собой покатый квадрат (25 х 25 саженей). Здесь было очень много кустарников и фруктовых деревьев, часть земли срыта и устроены ровные игровые пространства. При детском саде – 2 крытых навеса и каменное помещение в нижнем этаже дома, где хранились книги и игрушки. В 1909 - 1911 годах в саду работали Айкануш Сумбатовна Тер-Акопян, слушательница 3 курса при Петербургском Фребелевском обществе, дочь коллежского асессора; Юзефа Вячеславовна Годлевская, слушательница 2 курса Фребелевского общества, дочь статского советника; Александра Ивановна Доброхотова, слушательница 1 курса Петербургского естественно-исторического общества, дочь священника. Надзор за детьми самого младшего возраста сначала решено было поручить няням, но позже нашли более целесообразным вместо нянь пригласить лиц более интеллигентных, окончивших среднее учебное заведение. В Преображенском детсаду воспитанники занимались столярным делом, пением, огородничеством. Переплетное дело вел некий лесгафист Мухин, позже Доброхотова. Рукоделие было введено только в середине лета 1911 года по просьбе детей и родителей, но без кройки из-за недостатка места.
Преображенский детский сад находился в центре города, среди богатых домов, в основном его посещали дети из состоятельных семей, которые могли обойтись и без услуг бесплатного детского учреждения. Поэтому в 1912 году детсад прекратил свою работу, а предназначенные на него средства были перераспределены на содержание Растрепинского и Субботинского садов.
Пушкинский детсад проработал всего один месяц. Князь Вячеслав Александрович Кугушев, избранный в 1913 году председателем секции детсадов СОНУ, активно приступил к расширению сети детских учреждений. В середине лета 1914 года в Народном доме имени А.С. Пушкина (дом культуры революции 1905 года, дом культуры железнодорожников) был организован новый детский сад, руководить которым было поручено бывшей заведующей хозяйством Растрепинского сада Р.М. Фрейдман. Она же была единственным руководителем (воспитательницей). Князь Кугушев писал: «Через месяц, 1 августа был закрыт из-за начала войны Пушкинский сад, просуществовавший только 30 дней; за это короткое время дети и руководительница едва успели узнать, привыкнуть друг к другу, полюбить, но… налетевший «ураган» не пощадил ничего: Народный дом был занят солдатами, на площадках проходило их обучение, а бедных детей гнали с одной аллеи на другую. Не успел еще распуститься цветок, как уже был сорван. Хочется надеяться и верить, что будущее лето принесет больше счастья и начатое дело будет доведено до конца, а дети получат возможность провести несколько часов полезно и приятно». К сожалению, Первая мировая война не позволила организовать работу этого сада.
Аржановский детский сад впервые открыл свою работу в 1914 году. Как известно, еще в 1911 году купец первой гильдии Л.С. Аржанов передал часть зданий в собственном саду (между современными улицами Осипенко и Соколова) под школу. В 1912 году он подарил весь сад городу, где был открыт общественный парк. На заседаниях секции детсадов СОНУ отмечали, что все условия в Аржановском парке соответствуют всем требованиям для организации детского учреждения (отопление, водоснабжение, чистый воздух). Еще с лета 1911 года сюда совершают частые прогулки группы воспитанников Растрепинского и Субботинского садов.
Аржановская площадка была организована в прекрасном по природным условиям саду на берегу реки Волги и функционировала со второй половины мая 1914 года. Заведующая всеми садами В.В. Белгородская в своем отчете о летних детсадах за 1915 год указывала: «Аржановский сад по месту своего расположения (на берегу Волги) и по своей обширности, по красоте тенистых аллей и видов, открывающихся с них – был лучшим из всех. Городом было дано в распоряжение детского сада несколько помещений, которые использованы для общежития руководителей, сторожа и дворника, материальной кладовой, столярной, здесь же размещались экскурсанты из других детских учреждений и устраивались занятия в зимнюю или ненастную погоду. Вообще сад был удобен во всех отношениях: обширность и красота природы, отсутствие пыли, высокая трава, сад – почти лес, близость Волги - купание, – лучшего для детей нельзя и желать». Для нового детсада были приглашены воспитатели с курсов Петроградского Фребелевского общества П.Ф. Шеина, А.А. Носова, И.А. Фурт, учителя рукоделия и пения М.И. Ерилкина и И.И. Панков совмещали свою работу в Субботинском саду с преподаванием в Аржановском. Учитель столярного ремесла был привлечен из Растрепинского сада (М.Д. Шабалин).
Ново-Оренбургский детский сад был открыт в 1915 году в полосе отчуждения железной дороги в поселке Новый Оренбург (ныне Запанское, пос. имени Шмидта). Эта территория по просьбе общества народных университетов и Самарской городской думы была бесплатно предоставлена начальником Самара-Златоустовской железной дороги Лопатиным. Руководитель старшей группы детсада И.В. Суханов докладывал в своем отчете в июле 1915 года: «Площадкой для игр служила часть поля, примыкавшая одной стороной к домам поселка, другой к железнодорожным строениям. Крайнее неудобство этой площадки была некоторая незащищенность, от ветра поднималась пыль; поливку большой площади было трудно организовать, так как водопровод был далеко. Поле не имело высокой травы и деревьев, рос только подорожник». В.В. Белгородская отмечала в общем отчете за лето 1915 года: «…Вообще место с чистым степным воздухом. Если бы на этом месте развести сад и огород, то устранился бы последний и единственный недостаток – незащищенность, и тогда лучшего места для игр и занятий детей не нужно искать, но, конечно, это возможно только тогда, когда получим разрешение от начальника дороги. Помещений на этой площадке пока нет, имеются лишь переносные скамейки».
В Ново-Оренбургском детском саду не было библиотеки, не проводились уроки рукоделия и ремесел, потому заведующую хозяйством также не определили. Пение преподавал В.Д. Дикин, приезжавший два раза в неделю из Растрепинского сада. Первую младшую группу вела М.И. Буцен (выпускница курсов Фребелевского общества в Петрограде), вторую группу Н.П. Накарина (выпускница курсов Фребелевского общества в Петрограде), третью Е.П. Дубельштейн (выпускница курсов Фребелевского общества в Петрограде), старшую четвертую группу возглавил И.В. Суханов (выпускник курсов Лесгафта в Петрограде).
Детский сад в Мещанском поселке, открытый в 1915 году, сначала представлял собой жалкое зрелище. В одном из отчетов о работе детского сада значилось: «В Мещанском поселке площадка для игр помещалась на совершенно открытом месте, даже строения были в стороне. Находилась она близ дорог, по которым было большое движение; ветер, гуляя свободно, наносил облака пыли, кроме того площадь служила местом свалки мусора и падали, здесь же пролегает путь ассенизационным обозам – все вместе взятое отравляет воздух. От центра поселка площадка крайне удалена. Кроме сарая для хранения вещей на поле ничего нет. По всем указанным условиям площадку следует перенести».
В конце концов, усилиями заведующей всеми детсадами В.В. Белгородской и Самарской городской думы, площадку (летний детсад) перенесли на Чернореченскую улицу. В одном из отчетов городской управы в 1916 году читаем: «Мещанская детская площадка, открытая на участке земли при выезде из мещанского поселка, функционировала с 1 июля до 15 августа 1915 года. Средняя посещаемость ее детьми равнялась 55 человек утром и 97 вечером. Занятия на площадках велись с 9 до 12 часов дня и с 3 до 6 часов вечера, а в особо жаркое время с 8 до 11 утра и с 4 до 7 вечера под общим заведованием, окончившей Фребелевские курсы г-жи Белгородской и руководством 5 специалистов с Фребелевских и Лесгафтовских курсов. В круг занятий с детьми кроме разнообразных игр, входили рисование, лепка, пение, беседы, чтение книг, огородничество, столярное ремесло, рукоделие, а также купание, прогулки – и, в качестве заключительного аккорда, праздники-спектакли. Характеризуя влияние площадок на детей и отмечая те следы, которые они, несмотря на кратковременные их функции, оставили в душах детей, следует уделить особое внимание площадке в Мещанском поселке...».
С 1 октября 1915 года открыт постоянный зимний детский сад в Мещанском поселке, находившийся напротив Трамвайного парка в доме Шерстнева. Сад работал под заведованием упомянутой выше г-жи Белгородской и при руководстве 2 специалистов, из которых одна окончила Киевские Фребелевские курсы, а другая Петроградские Лесгафтовские курсы.
Всех записавшихся в Мещанский детский сад свыше 300 человек; средняя посещаемость сада детьми выражалась до февраля месяца в 120 человек (40 утром и 80 вечером), а с февраля 1916 года посещаемость увеличилась до 150 человек. Посещаемость сада, по утверждению заведующей «была бы несомненно выше, если бы ей не препятствовали климатические и почвенные условия поселка с одной стороны, и отсутствие одежды и обуви, – вследствие бедности родителей, с другой». На увеличение посещаемости с февраля месяца значительное влияние оказал опыт устройства нескольких совещаний руководителей сада с родителями детей, на которых обсуждались меры воспитательного характера. Такие совещания привели к более тесному сближению руководительниц сада с родителями, сделали понятными и близкими для родителей задачи сада. Кроме организованных игр, пения, рисования, лепки, чтения книг и бесед в саду ведутся занятия с детьми по столярному ремеслу, рукоделию, переплету книг, плетению корзин и сумок и т. д.».
Детский сад в Засамарской слободе открыт в 1916 году под руководством бывших педагогов СОНУ при финансировании из городской казны.
Начиная с 1909 года, вся деятельность самарских детских садов курировалась специальной комиссией детсадов Самарского общества народных университетов. Комиссия состояла из следующих лиц: Е.А. Шишковой, М.И. Баредер, Е.М. Жуковской. Главным казначеем комиссии стала О.Ф. Жуковская, а секретарем О.А. Рихтер. Председательницами сначала попеременно были учительница Надежда Николаевна Богоявленская и гражданская жена пивозаводчика фон Вакано Мария Игнатьевна (Ивановна) Баредер. Позднее в состав комиссии вошли известные в городе деятели Е.Н. Батюшкова, И.П. Сысоев, С.Е. Пермяков с женой, Е.А. Чернай, З.М. Славянова, А.Г. Кряжимский. Представителями от Совета СОНУ, контролировавшие работу комиссии, стали С.А. Елачич и И.Ю. Шмурло.
В начале 1910 года комиссия получила предложение от лектора Петербургской Педагогической академии, участника двух Всероссийских съездов по педагогической психологии, корреспондента ведущих столичных журналов по педагогике, доктора Владимира Валентиновича Рахманова возглавить всю работу по самарским детсадам. Доктор В.В. Рахманов стал Председателем комиссии детских садов, осуществлял главное педагогическое руководство всех трех садов СОНУ, занимался вопросами обеспечения финансирования, вел гигиенический и врачебный надзор, составлял статистические отчеты, проводил психологические тесты, публиковался в местной самарской печати. По словам членов комиссии детсадов, он оказал огромную помощь, так как при большом педагогическом персонале, но низкой подготовленности членов управляющей комиссии правильно организовать работу садов было трудно. Рахманов жил в Самаре в номерах гостиницы «Северная» купцов Летягиных на Саратовской (ныне Фрунзе) и получал заработную плату 100 рублей в месяц от СОНУ.
Доктором Рахмановым была выстроена четкая структура хозяйства детских садов и высоко поставлена отчетность. Руководительницы (воспитательницы) детсадов обязаны были ежедневно вести рабочие дневники, в которые должны записывать весь ход своей работы, а в конце недели готовить отчет, который подавался заведующей детсадом. Заведующая уже на основе отчетов руководительниц составляла собственный отчет с включением различных хозяйственных и статистических данных, который и поступал Председателю Рахманову, и разбирался раз в месяц на заседании членов комиссии. Раз в неделю, в единственный выходной в субботу проходили педагогические собрания, где разбирались все даже самые мелкие вопросы, касавшиеся хозяйства садов и воспитания детей. На собраниях обязаны были присутствовать все руководители (воспитатели), преподаватели, завхозы.
Перспективность работы детских садов была отмечена в Совете Самарского общества народных университетов.
И уже 20 февраля 1912 года была создана отдельная секция детских садов СОНУ. Общее собрание секции из 13 членов избрало нового Председателя – известного общественного деятеля, попечителя 9-10 смешанного приходского училища на Ильинской площади Марию Васильевну Жуковскую, товарищей Председателя Е.М. Жуковскую, А.Г. Кряжимского, казначея Р.Ф. Силландер, секретаря Н.Н. Богоявленскую и казначея Б.М. Горбунова.
В конце 1913 года секцию детских садов возглавил известный общественный деятель, член Совета Дворянского Земельного банка, член городской управы с 1916 года, человек самых прогрессивных революционных взглядов, «красный» князь Вячеслав Александрович Кугушев. Товарищем Председателя стал А.Л. Булинский, секретарем и казначеем Б.М. Горбунов. В президиум секции вошли Н.Н. Богоявленская, Б.И. Бродская, А.Г. Кряжимский, А.А. Каменецкий, З.М. Славянова, Е.К. Слободская, М.И. Вельяминович, Б.А. Гублер, О.А. Пермякова, А.Я. Покидышева, некие Кравченко и Фигичев. Благодаря активной и самоотверженной работе Председателя секции князя В.А. Кугушева были проведены следующие преобразования: создана новая должность  заведующего всеми детсадами (К.М. Сатунин, позже В.В. Белгородская), на котором лежала вся управленческая и хозяйственная работа; был резко увеличен педагогический персонал; открыты новые детсады; увеличена зарплата руководителям (воспитателям); почти полное финансирование детских садов с 1916 года усилиями Председателя шло из городской казны, а не как ранее за счет казны общества и благотворительности.

Председатель секции детских садов СОНУ «красный» князь В.А. Кугушев



Из Адрес-календарей

Характеристика и численность детей в садах. Социальное положение родителей

Детские сады работали не круглый год. Например, Субботинский летний детский сад открывал свою работу в середине мая и заканчивал в начале осени; зимний сад на Субботинской даче функционировал с середины января по начало мая месяца. Примерно по такому графику работали и другие детские садики.
Обычно сады работали с 9 до 12 часов утром и с 4 до 7 вечером, в праздники только с 4 до 7 часов. Суббота была единственным выходным. Посещение сада после записи было свободным. Причем, как не показалось бы нам сегодня странным, в возрасте с 3 лет и до 14 лет (основная масса ребят от 7 до 12 лет). Большинство детей либо совсем не училось, либо состояло в низших учебных заведениях. Приходили в сады и ребята из средних учебных заведений. Недаром доктор В.В. Рахманов называл самарские сады детскими клубами. Детские сады тогда не были встроены в общую пошаговую систему образования и о них справедливо говорили – не «дошкольное воспитание и образование», а «внешкольное».
Большой наплыв детей в сады уже в 1909 – 1910 годах стал для воспитателей и членов комиссии детских садов совершенной неожиданностью. Как вспоминали воспитатели и работники зимнего Субботинского детского сада, что повесив объявление об открытии только за 3 дня и только лишь на воротах Субботинской дачи о приеме 50 детей 4 – 8 лет, на запись в один день пришло более 400 ребятишек.
В 1910 году в среднем все три летних детских сада посетили 2 832 человека, зимний сад 650. В 1911 году в три летних сада записались уже более 5 000 ребятишек (посещали от 150 до 270 ежедневно каждый садик). Расхождения в подсчетах объясняются тем, что можно было записаться в сад, а посещать его по возможности или по желанию. Сначала подсчет вели на глаз руководительницы 3 раза в день, позже ввели бесплатные билеты на вход и личные карточки, выдававшиеся при записи. Руководитель Субботинского детского сада Анатолий Титов записал: «4 часа пополудни. Солнце палит, а ребята уже ползут со всех сторон к саду; некоторые ведут, несут своих маленьких братишек и сестренок. Всегда ребята встречают нас приветствием: «здравствуйте». Здесь я должен обратить внимание на некоторые особенности детей: вот, например, у меня был спутник, мальчик, который почти всегда провожал меня до дома, так как недалеко от меня жил. Перед выходом же моим из дома, утром и вечером, можно было его видеть из окна моей квартиры, как он сидит на тумбочке на другой стороне улицы, и смотрит на мою дверь. Вообще дети любят сопутствовать вам и занимают вас разговорами. Тут сказалась и отрицательная сторона многих девочек, которые разговаривая с вами, в большинстве сплетничают одна на другую. Мальчики - не то. Помню как один из них приставал ко мне с описанием вчерашнего пожара. Видно, что впечатление его было очень сильное. Вот толпа ребятишек до моего прихода в сад приютилась на дворе, в тени, на травке. Едва увидали, как бросаются к дверям сада, но строгий голос контроллера (сторожа) кричит: «Постойте, счетом входите… покажите карточки!» и ребята лезут за рубашку, в карман, вытаскивают в тряпочку или бумажку развернутый билет и показывают. У иных нет: забыли дома… смущение, но если он лично знаком сторожу, то его пропускают. Контроллером был «дедушка», которому я предоставил комнату в помещении Субботинской дачи. Только вот беда: сторож не дает мяча, лейки, лопаты без карточки… Должен заметить, что это удачный способ выдавать на руки, ибо дети чувствуют зависимость и ответственность. Это прочнее любой записи». В 1915 году в связи с увеличением числа садиков и ростом их популярности в среднем ежедневно все пять детсадов посещали 1853 человека: Субботинский – 540 детей, Растрепинский – 640, Аржановский – 175, Ново-Оренбургский – 346, в Мещанском поселке – 152. Официально было записано 7 000 детей!



Правила 1913 г. Из фондов ЦГАСО

Как мы отмечали выше, территориально детские сады находились на окраинах города. Контингент детей был, так сказать, тяжелым. Для знакомства со всей картиной социального положения семей воспитанников и личных навыков и пристрастий ребят еще в 1909 году была разработана анкета. В 1911 году было проанкетировано 915 детей. В результате оказалось, что 216 респондентов происходят из семей чернорабочих, 143 респондента – из семей низших железнодорожных служащих, 105 – из семей извозчиков, 77 – не имели отца, 55 – из семей приказчиков, 31 – из семей сторожей, 10 – из семей мельников, 278 – из семей мелких торговцев, служащих или солдат. Результаты анкетирования в 1915 году мало отличались от выше приведенных – дети, посещавшие детсады на 95% происходили из малообеспеченных или неблагополучных семей.

Отсутствие хорошего примера от взрослых, нехватка любви и внимания родителей и их крайняя необеспеченность, полная беспризорность детей и приводили к печальным результатам. Руководительница Растрепинского детского сада Евлампия Соломенцева отмечала: «…Часто я слышала от детей «а я сегодня ничего не ела». И вот тогда опускаются руки, слыша эту фразу; верно ли, что необходимы «последние слова науки», не накормить ли сначала?». Руководительница Евгения Морева рассказывала: «Иногда приходилось без предварительной записи на несколько дней принимать детей. Раз, например, случилась такая драма. Маленький мальчик лет четырех прибежал в сад и забился в угол. На расспросы, зачем он пришел, он горько заплакал и стал просить, чтобы ему разрешили остаться. «Дома страшно. Тятька пьяный, всех бьет, а мамка спряталась». Однажды пришла совсем маленькая девочка 3-х лет. На вопрос, зачем пришла, она со слезами ответила, что домой второй день не пускают, в сад еще не принимают, а мне хоть посмотреть охота».
Руководитель Субботинского сада Анатолий Титов писал в своем рабочем дневнике о первых впечатлениях: «Приехав в Самару, я устроился в детский сад на Субботинскую дачу. Руководителями этой детворы босой и обутой, в чистеньких и рваных платьицах и рубашках, шалунов и тихих, рассудительных и до крайности эксцентричных – одним словом всякого сброда, причем хулиганов было большинство – явились мы – я, слушатель 5 курса психоневрологического института и домашняя учительница Ольга Долгова, окончившая Московское Николаевское училище…». Руководительница Растрепинского детского сада Александра Сабурова отмечала в своем дневнике: «…Скажу несколько слов о детском саде народных университетов, в котором я работала… Когда я начала там работать, то это произвело на меня впечатление какой-то безнадежности, какого-то хаоса, от которого, главным образом уставала первые дни смертельно. Дети толпами кружили по саду, не зная куда себя деть. Сорванцы творили полный произвол, били, толкали друг друга, часто не имея малейшего повода». Руководительница Субботинского детсада Варвара Лобанова писала: «Одно явление среди детей приводило в полное отчаяние; это вражда улиц, вражда частей города. Легче оказалось примерить детей с иноверцами, например, с татарами в Субботинском саду, которых они в начале лета жестоко били и выгоняли из сада. Улицу с улицей никогда не удавалось примерить. Даже возвращаясь с панихиды первого председателя совета общества народных университетов Н.А. Шишкова, куда детей привели по небольшой группе от каждого сада, «субботинцы» подрались с «растрепинцами»...

Далее см.: карта размещения детсадов, об играх, занятиях и экскурсиях, о финансировании и благотворительности
ЗДЕСЬ
http://kraeham.livejournal.com/89310.html


?

Log in