Previous Entry Поделиться Next Entry
Община Самарской Поморской церкви в 1804 - 2015 годах
почта
kraeham wrote in samara_history
Иди, мой стих, в горнило жизни,
Иди в широкий шумный свет.
И, не страшася укоризны,
Стремись туда, где правды нет.


Публицист и поэт, деятель Самарской Древлеправославной Поморской церкви Трофим Тулупов, 1913 год

Прискорбно слышать, когда говорят: я поморец, я федосеевец, я филипповец... А ведь все мы состовляли когда-то одно целое, все мы вышли из одного и того же гнезда, одного и того же древа исконной старой веры

Трофим Тулупов, из статьи «О любви и мире церковном», 1915 год


О Древлеправославной Поморской церкви в Самаре на ул. Л. Толстого, 17 слышали, наверное, многие. Но об истории и современном состоянии Поморской церкви знают мало. Попробуем рассказать об этой уважаемой общине.

Общие сведения

После раскола по всей России начались массовые гонения на последователей старой веры. Скрываясь от преследований, часть старообрядцев в 1694 году селится на русском севере на реке Выг, основывая так называемые Выговское и Лексинское общежительства. Эти поселения старообрядцев изначально приобрели значительную экономическую, финансовую самостоятельность и самодостаточность. Вскоре стало ясно, что военной силой общежительства не одолеть. Потому уже при Петре господствующая церковь начинает богословскую беседу и канонические споры со старообрядцами. В 1722 году в Выговскую общину от Синода приезжает иеромонах Неофит для «разглагольства о вере». Его полемика вынужнает поморских наставников братьев Денисовых составить так называемые «Ответы».



Выговское общежитие

Два первых экземпляра рукописи «Ответов», очевидно, были готовы уже к 21 июня 1723 года и оба сданы в канцелярию Петровских заводов в Олонце: для «господина присланного учителя иеромонаха Неофита» и «для хранения в Канцелярии заводов». Оригинал подписан девятью уполномоченными: Даниилом Викуловым, Ипатием Максимовым, Петром Акиндиновым, Михаилом Андреевым, Климом Ефремовым, Иваном Михайловым, Павлом Дементьевым, Севастьяном Савиновым и Антонием Лукиным. Опровержение Поморских ответов, по поручению Св. Синода, было составлено тверским архиепископом Феофилактом. Поморские ответы представляют собой выдающееся полемическое сочинение, авторы показали способность подмечать слабые стороны оппонента, умело использовали приёмы критического анализа, использован огромный объём литературных, исторических и иконографических источников. В то же время, произведение обладает несомненными достоинствами как литературная, так и богословская работа. По сути «Поморские ответы» стали главным апологетическим произведением старообрядцев. Рассуждая о двоеперстии знамения, староверы ссылаются на массу икон времен от князя Ярослава вплоть до царя Алексея Михайловича Романова, приводят как аргумент в защиту двуперстия свидетельства Феодорита, Петра Дамаскина, св. Никифора Панагиота, свидетельства из сказания о Мелетии и прочее. Поморцы поют алилую дважды (сугубую), ссылаясь на постановления Стоглавого собора. При постановлении креста на просфирах они употребляют исключительно «осьмиконечный», а не «четвероконечный» крест. Естественно поморцы употребляют только дораскольничьи богослужебные книги и иконы, написанные по старому чину. Поморцы признают безпоповский толк, не имеют трехчинной иерархии, все службы и таинства совершаются наставниками-мирянами, избранными общиной. Поморцы объясняют это тем, что священники во времена раскола морально запятнали себя отходом от старой веры и более «не имеют права на существование» (оскудение благодати священства). Пастырь по их мнению не может быть назначен, а только избран прихожанами. В основе толка также укрепились слова св. Иоанна Златоуста, что «церковь не стены и покров, но вера и житие, не стены церковные, но законы церковные». 101 поморский ответ «свидетельствует», что «вера православная и Церковь может и без священников и видимой церкви пребывать и спасать». Так как поморцы отрицают священников, то и брак заключается просто по согласию при общине и наставнике (иногда даже говорят Старообрядческая Древлеправославная Поморская церковь брачного согласия). В течение всего XVIII века среди староверов-поморцев велась полемика о бессвященнословном браке, то есть о возможности заключения брака в условиях отсутствия священства. В итоге брачный чин был утвержден в Выговском общежительстве на Соборе 1798 года. Несогласные с этим решением получили наименование старопоморцев, и постепенно влились в состав идеологически близких Филипповского и Федосеевского согласий. Благодаря введению брачного чина поморцы узаконили супружеские отношения без венчания, что со временем было признано и государством, и привело к возможности законной передачи имущества по наследству.



Икона поморских святителей

Поморцы составляли собственные метрики и передавали их, скрепленные собственной печатью, в духовную консисторию. И сейчас самарские поморские метрики можно найти в фондах ЦГАСО. Поморцы верят, что антихрист не придет, а уже правит на земле. Богослужение в общинах совершается «мирским чином» в молитвенных домах (моленных, фактически представляющих собой часовни, иногда весьма значительных размеров). Церковные таинства поморцы, как и другие беспоповцы, делят на «нужно-потребные» (абсолютно необходимые для спасения), которые после воцарения антихриста совершаются «духовно» (Причащение), или их совершают избранные миряне (Крещение, Покаяние), и «потребные» (все остальные таинства), которые более на земле не совершаются. При переходе из РПЦ или даже секты другого согласия практикуется обязательное «перекрещевание» в поморский толк.Община состоит из наставника, причетников и собственно прихожан. Обязанностью причетников является чтение за богослужением, пение на клиросе. При молитвенном доме состояла экономка.Существует и масса других отличий от господствующей церкви. Не имея, как и вообще беспоповцы, литургии, поморцы имеют и свои богослужения. Со времен Выговской пустыни составлен ряд новых «чинов» этих служб: «Чин всем богослужениям непосвященных мужей и жен», «Устав поморской службы церковной и келейной», «Чин нехиротонисанных для отправления крещения и покаяния», «Чин очищения жены родившей», «Чин для поставления пастырей словесных овец». Современные общины подчиняются Российскому Совету Древлеправославной Поморской церкви, состоящему из Совета старейшин и отделов (канонический, историко-архивный и прочие). В 1909 и 1912 годах проходили Всероссийские съезды поморцев, собирались и поместные съезды. 21-22 ноября 1989 года в Москве в храме московской Поморской общины прошел Всероссийский учредительный съезд для избрания единого центра - Российский Совет Древлеправославной Поморской церкви (РС ДПЦ), на котором присутствовали 68 делегатов из 38 общин (в тот период в России существовало 62 общины). От Куйбышева на съезде присутствовали Ф.М. Фомин, П.Л. Евдокимов, К.Н. Кукушкин. Евдокимов возглавил историко-архивный отдел. Руководителем всей Российской Древлеправославной Поморской церкви (ДПЦ) был избран Олег Иванович Розанов.



Извещение 1989 года из фондов ОРК СОУНБ

На сегодняшний день в РФ - более 250 общин. Поморские общины существуют во многих странах мира от Прибалтики до США, Канады и Аргентины. В мае 2006 года в Санкт-Петербурге (в Рыбацком) прошёл III Всероссийский Собор Древлеправославной Поморской Церкви, а в мае 2012 года так же в Санкт-Петербурге, в Знаменском Соборном храме на Тверской улице состоялся IV Всероссийский Собор, в работе которого приняли участие все поместные объединения ДПЦ. При Церкви издается периодическая литература (газеты и журналы), проводятся молодежные и детские летние лагеря, действуют два духовных училища (в Риге и Санкт-Петербурге), имеются две монастырских обители.
В степях будущих Николаевского и Новоузенского уезда Самарской губернии старообрядцы появляются уже в 70-х годах XVII века. Например, в это время был широко известен преданный старой вере иеромонах Феодосий Муравей и его ученик Павел, уже не имевший священической хиротонии. После бунта стрельцов в 1762 году сюда ссылались стрельцы-староверы. По Манифесту Екатерины II в 1762 году старообрядцам было разрешено селиться по пустынным берегам Волги и Иргиза. Тогда же были основаны скиты в слободе Мечетной (ныне г. Пугачев) и в Балаково. К концу XVIII века часть местных безпоповцев принимает Поморский устав. Первое свидетельство о старообрядцах-поморцах в Самаре было обнаружено известным исследователем истории самарской поморской общины, наставником местной ДПЦ П.В. Половинкиным - документ 1804 года об имеющихся на территории города кладбищах «перекрещенцев» (поморцы крестят при приеме в свое согласие). Поморцы-безпоповцы в 50-х - 60-х годах XIX века подвергались жестоким гонениям. Переход от господствующей церкви в поморское согласие грозил разными неприятностями. Новообращенного поморца отсылали в суд, проводили разъяснительные беседы, увещевания о возвращении в православие или единоверие. Если человек продолжал находится под влиянием поморцев, то сажали в тюрьму на срок от 2 недель до месяца по постановлению МВД по секретной части. Иногда Самарская палата Уголовного суда прибегала к отправке в ссылку на вечное поселение. Так, например, в 1856 году после заключения в тюремном замке в ссылку в Приуральские степи был отправлен удельный крестьянин Иван Федоров Канункин за проживание в поморском согласии с девкой Прасковьей Семеновой или в 1857 году в ссылку в Шемаху в Закавказье под конвоем солдат Оренбургского линейного батальона были отправлены крестьянские девки «поморки» Степанида Акимова и Арина Феоктистова. Подобных примеров можно привести массу.

Молитвенные дома поморцев и храм в Самаре

В 1864 году в Самаре были открыты два молитвенных дома Захарова на Николаевской (ныне Чапаевской) улице и Власова на Казанской (ныне А. Толстого). Записывать дома на общины вопрещалось, потому молёные открывались на личных дворах. Вскоре по доносу дома Захарова и Власова были закрыты. Как пишет Половинкин, особенно натерпелся от властей и местной консистории Дмитрий Петрович Захаров. Ему пришлось вести многолетние тяжбы, добиваясь возврата икон и книг. Судя по всему, поморцы продолжали тайно собираться у Захаровых, но опасаясь новых доносов и кляуз сын Захарова Петр решил легализовать свою молельню (молёную) в собственном доме. Этому способствовало Высочайше утвержденное мнение Госсовета от 3 мая 1883 года «О даровании раскольникам некоторых прав гражданских и на отправление духовных треб». В делах ЦГАСО можно найти просьбу мещанина Петра Захарова и Ушанова от 3 февраля 1884 года. В своей «челобитной» Захаров указывает: «С давних пор в доме моем в Самаре, в 3 части, по Сокольничьей улице (ныне Ленинская) собираются самарские жители - поморцы для отправления духовных треб, всего до 500 человек обоего пола, по своему вероучению мы признаем брак и молимся за Царя. Просим открыть молельню в моем доме на основании 8 пункта Высочайше утвержденного мнения Госсовета от 3 мая 1883 года. Поморцы продолжали собираться у Захарова, но официальное разрешение на молёную староверы получили только через 10 лет. Разрешению долго препятствовали самарский епископ, строительное отделение губернского правления. Околоточным надзирателям пришлось даже измерять расстояние от Захаровского дома до ближайшей в четырех кварталах Воскресенской церкви «дабы не смущали истинно православных». В 1894 году разрешение было наконец-то получено. Вскоре открылась и Власовская молёная. В другом начинании Петр Дмитриевич Захаров оказался более удачливым. В 1871 году он выкупил у города старые казармы между современными улицами Ленинской и Самарской и открыл молитвенный дом - Крестовоздвиженский храм. Попечителями храма были крупные самарские купцы Годуновы, Крашенинниковы, Карповы, Ушановы.



Памятный крест на месте Поморского Крестовоздвиженского храма

В 1878 году другая группа поморцев во главе с Иваном Петровичем Щелкуновым выстроила молитвенный дом на Москательной улице (ныне Л. Толстого, 17). Попечителем и благоустроителем этого дома стал самарский текстильный магнат купец Федор Михайлович Любимов, происходивший из мещан города Кинешмы. Именно поэтому и поморцы, да и многие самарцы называли дом - любимовским.



Старообрядцы-поморцы на Поместном соборе в Самаре в 1897 году



Храм во славу Казанской Иконы Пресвятой Богородицы (бывшая Любимовская молёная)














Купец Ф.М. Любимов, попечитель молёной на Л. Толстого, 17.



В храме во славу Казанской Иконы Пресвятой Богородицы. Иконостас.



Распятие работы эстонского мастера Фролова

В 1929 году храм закрыли и организовали здесь фабрику беловых товаров. В 1993 году здание вернули поморской общине и после долгой реконструкции и ремонта, в 1996 году поморцы отрыли здесь Храм во славу Казанской Иконы Пресвятой Богородицы. К 1890 году в Самаре действовало пять общин старообрядцев-поморцев, в частности действовали молитвенные дома купцов П.Г. Шунина на Троицкой (ныне Галактионовская), А.Ф. Чибакова на Преображенской (ныне Водников). В 1887, 1896, 1897, 1898, 1905 годах в Самаре прошли Поместные соборы поморцев.

Завоевания Первой русской революции

Жизнь поморцев резко изменилась во время первой русской революции. Официальная церковная организация была образована после издания манифеста 17 апреля 1905 «О свободе вероисповедания». После Первого Всероссийского собора 1—10 мая 1909 года в Москве церковное общество староверов-поморцев стало именоваться Старообрядческой Поморской Церковью. Уже в 1907 году самарские поморцы вышли из подполья. 22 февраля 1907 года в Самарском Губернском Правлении прошло слушание по этому вопросу. В Определении Правления было сказано: «Образование общины старообрядцев «Поморского законно-брачного согласия» разрешить, общину внести в реестр, о чем напечатать в сенатских объявлениях и местных губернских ведомостях. О настоящем распоряжении объявить просителям через Самарское Губернское Полицейское Управление». Председателем Совета общины стал Алексей Константинович Ушанов. Наставником общины в то время был Петр Иванович Белов, затем -  непродолжительное время (менее года) - Афанасий Харитонович Покашляев, и после этого - Сергий Андреянович Дергунов.



С.А. Дергунов, наставник и попечитель Крестовоздвиженского храма (на месте нынешнего мемориала Ленину)

По данным газеты «Волжское слово» от 22 декабря 1909 года в Самарском уезде насчитывалось старообрядцев поморского согласия 3978 мужчиин и 4352 женщины. Поморцы  вместе с беглопоповцами составили основную массу самарского старообрядчества. Над самарскими молитвенными домами и Крестовоздвиженским храмом появились купола (раньше установка куполов и культовых элементов были запрещены). Несмотря на свободу вероисповедания на поморцев продолжали подозрительно коситься, на страницах самарских газет, «Самарских епархиальных ведомостей» продолжалась, как сказали бы сегодня, информационная война. Шли ожесточенные богословские споры. Часто самарские поморцы подобно «Поморским ответам» публиковали эти богословские баталии. Например, в 1915 (7423) году в Саратове в старообрядческой типографии «Сотрудник Школы» были изданы «Восьмидневные беседы Андрея Александровича Надеждина с миссионерами господствующей церкви в Сызрани». На этих беседах с поморцем Надеждиным 17 - 26 июля 1915 года присутствовали: чины жандармерии, товарищ прокурора Симбирского Окружного суда Г. Едличко, со стороны господствующей церкви 4 миссионера, протоиерей Казанского сызранского собора Григорий Милкин, священник Единоверческой церкви (отступник от старообрядчества), священник села Печерска, священник Белопухов. В 1910 году поморская община в газете «Волжское слово» от 9 декабря разместила заметку такого содержания: «Община самарских старообрядцев поморского толка сообщает до сведения думы данные о богадельне, молитвенном доме и школе, для постройки которых испрашивается место у города. Богадельню община расчитывает сделать не более, чем на 15 - 20 мест. Молитвенный дом будет двухэтажным. Вверху - молёная, внизу - богадельня. Фасад дома будет обращен к Николаевской (ныне Чапаевская) улице. Школа, выстроить которую община пока не может, на 30 детей». Однако городская дума запретила строить молитвенный дом вблизи Кафедрального собора и предложила другое место почти на окраине по Соборной (ныне Молодогвардейская) улице. В 1912 - 1913 году на углу Соборной и Торговой (ныне Маяковского) была построена красивая по архитектуре и внутреннему убранству церковь с богадельней, освященная в честь Успения Пресвятой Богородицы.



Из проекта Успенской Поморской церкви на углу Соборной (ныне Молодогвардейской) и Торговой (ныне Маяковского). ЦГАСО. Ф. 1. Оп. 12. Д. 5070



В Успенском храме наставник и причетники

Можно предположить, что проект церкви был составлен архитектором А.А. Волошиновым. Именно он вел наблюдение за строительством.
Церковь объединила общины Власовскую и Шунинскую. В жизни церкви активное участие принимали известные поморские публицисты и поэты Ксенофонт Болобков и Трофим Тулупов. Сегодня на месте бывшей церкви стоит 16-этажное здание по проекту М.Г. Мошковой, на первом этаже которого в пристрое в советское время располагался ресторан «Нептун». Наиболее большие и могущественные общины в губернии были в Новоузенске, в селах Царевщина, Бобровка, Преображенское, Кошки, Подъемное, Нижнее Санчелеево, Черноречье. В селе Екатериновка Старобуянской волости было 3 общины, поддерживаемые известным лесопромышленником купцом Фирсом Наймушиным. Нам он хорошо известен по руинам его великолепного в стиле модерн дома в Самаре по проекту А.А. Щербачева. В посаде Мелекес (Дмитровград) было 2 общины, которые поддерживали купцы Жирновы и уважаемый посадский голова К.Г. Марков. Нельзя и не сказать о сызранских общинах Симбирской губернии, которые никогда не теряли связей с самарскими поморцами. В Сызрани были организованы типография, появился известный сызранский иконописный промысел.

Иконопись и сызранский гектограф

В 1875 - 1879 годах из Эстонии в Самару приехал авторитетный иконописец Гавриил Фролов. Здесь он работал в строительных артелях при возведении и внутренней отделке Любимовской молёной (ныне Храм во славу Казанской Иконы Пресвятой Богородицы на Л. Толстого, 17) и Крестовоздвиженского храма. До сих пор в Храме во славу Казанской Иконы Пресвятой Богородицы хранятся 7 икон мастера и распятие с его клеймом, переданное из села Кошки. Много икон для поморцев были написаны мастером во втором покалении А.П. Качаевым, который держал в Самаре известную иконописную мастерскую на Троицкой улице в доме Разсадина. Являлся представителем сызранской иконописной школы, имел к 1917 году массу похвальных листов и медалей. Начало сызранской школе было положено иконописцем поморского согласия Иваном Порфирьевичем Поповым, жившем по реке Крымзе. Известны десятки его учеников: К.И. Дьяконов, П.С. и А.П. Качаевы, братья Бочкаревы, В.А. Комиссаров. Самарский иконописец А.П. Качаев долгое время с супругой жил и учился у Попова.







Работы Бочкарёва



Реклама Качаева из СЕВ, 1910 год

Наибольшую известность приобрели иконописцы Александр Архипович Бочкарев с сыном Николаем, братьями Иваном, Федором, Петром и подмастерьем сиротой Иванушкой. А.А. Бочкарев брался за любой заказ и выставлял самые низкие цены. Часто с ним расплачивались мукой, пшеном.



Сызранский иконописец А.А. Бочкарев

По сведениям П.В. Половинкина основными особенностями сызранского письма были: 1) доска кипарисовая с ковчегом; 2) тыльная сторона покрыта левкасом и покрашена; 3) шпонки с тыльной стороны профилированы в форме «ласточкиного хвоста»; 4) лузга широкая и пологая, имеет орнаментальную роспись в виде чередующихся изображений цветка ромашки, лепестка и трилистника, выполненную в технике плави по золоту или серебру (подобный орнамент характерен для тесненых переплетов старопечатных книг; 5) двойная опушь на полях; 6) изящный рисунок, пластичные фигуры, создающие ощущение застывшего движения; 7) тончайшая каллиграфическая проработка одежд; 8) лаконичность композиции. Иконы шли заказчикам Самары, Саратова, Хвалынска, Нижнего Новгорода, Оренбурга.

Среди десяти старообрядческих гектографических типографий известность приобрел гектограф члена Бочкаревской общины, писателя и историка, уважаемого духовного наставника Прокопия Максимовича Безводина. Гектограф по сути множительная техника - предтеча ротапринтов, ризографов и ксероксов.

Штамп П.М. Безводина


Издательское дело П.М. Безводина начато в 80 – е годы XIX века еще в Нижнем Новгороде, затем было продолжено в Москве, и своего расцвета достигло в Сызрани. Эта деятельность постоянно сопровождалась преследованиями от администрации, частыми обысками и конфискациями. П.В. Половинкин предположил, что Безводин заинтересовался гектографической печатью в родном селе Безводном Нижегородской губернии, где работала типография А.В. Швецова и И.Г. Усова. Всего типографией П. М. Безводина было издано свыше двухсот брошюр (копии рукописных и напечатанных на пишущей машинке)  в защиту староверия, в том числе и его собственного сочинения («Апология Церкви Христовой», «О родословии христиан поморцев»). В анотации к книге сочинений Трофима Тулупова Половинкин озвучил возможность издания в скором времени сочинений многих староверов-поморцев, в том числе и произведений Безводина. Несомненно, труды поморцев полемического богословского характера будут крайне интересны читателям.

О своей работе Прокопий Безводин писал: «Я до Собора и до свободы был тяжко гоним за исповедание святой веры, за имя драгоценное моего Владыки, за обличение господствующаго духовенства! Везде и всюду были аресты и волокитства, и страх, сколько перенес различных невзгод за доставление материалов моей российской братии! Сколько пострадал материально даже. До нага был ограблен, но ни от кого не было помощи не в материальных средствах, ни в моем здравии, бедное мое здравие расшатано и по сие время. Но вот я увидел свободу, и думаю я отдохну от того всего тяжкого бремя. Но увы!».


Новые гонения

После Февральской революции 1917 года число поморцев продолжает расти. Проповедники Самарской Поморской церкви активно включаются в политическую жизнь. В одном из своих обращений к единоверцам Трофим Сергеевич Тулупов активно призывает участвовать в выборах в городскую думу. В список партии «Народной свободы» (кадетов) входят семь старообрядцев-поморцев, в частности М.П. Чубаков, Т.С. Тулупов, М.Я. Прокофьев, С.И. Карпов, Е.И. Столяров. Позже эти деятели участвовали в выборах в Учредительное собрание при белочехах. Приход к власти большевиков в Самаре в 1918 году по-началу не нарушил коренным образом свобод поморцев. Например, 1 марта 1919 года, согласно документам ЦГАСО, между Самарской старообрядческой общиной Поморской церкви и заведующим Комиссией вероисповедований при Самарском Совете Рабочих и Крестьянских депутатов тов. Очарковым по инструкции по проведению в жизнь Декрета об отделении церкви от государства было заключено такое соглашение: «На все имущество поморской общины составляется инвентарная опись и официально это имущество передается государству как народное достояние. Однако поморцы могут свободно, но ответственно пользоваться им. Члены общины обязуются не допускать политических собраний, враждебных Советской власти направления, раздачи или продажи книг, брошюр, листков, направленных против Советской власти, не допускать произнесение проповедей или речей, враждебных Советской власти, не допускать совершения набатных тревог для созыва населения в целях возбуждения против Советской власти». В принципе это соглашение устроило самарских поморцев. Члены всех поморских общин во главе с Георгием Столяровым подписали соглашение (договор). Например, от Любимовской молёной (ныне Храм во славу Казанской Иконы Пресвятой Богородицы на Л. Толстого, 17) свои подписи поставили наставник Дмитрий Масленников, 90 грамотных и 58 безграмотных прихожан. Холодом повеяло в конце 1920-х годов. Прошел слух о полной реквизиции всего церковного имущества и закрытии храмов и молёных. Экономка Любимовской молёной Ефросинья Ракова начала спешно раздавать ценности и дорогие старинные иконы прихожанам на руки.



Экономка Любимовской молёной в 1910-1920-х годах (ныне Храм во славу Казанской Иконы Пресвятой Богородицы) Ефросинья Ракова


Наставник Крестовоздвиженского храма Сергей Андреянович Дергунов пытался вступить в переговоры с горисполкомом, встречался с какими-то подозрительными лицами, пытался оттянуть закрытие храма. Но храм закрыли, большинство ценностей было реквизировано, удалось спасти только несколько икон и запрестольный крест. К 1930 году все два храма поморцев и молёные были закрыты. Трофим Тулупов писал своему коллеге П.В. Ершову: «Сообщаю Вам, что ввиду острого жилищного кризиса в Самаре, и последний наш храм закрыт и будет занят под жильё. Общины, как наша, так и федосеевцев, - распущены. Общественных богослужений не совершается... Ксенофонт Болобков уехал куда-то в Сибирь, С.А. Дергунов живет на углу Владимирской и Озерной, дом № 34 в Железнодорожном поселке, но с ним я не вижусь...» Вскоре большинство активистов Поморской церкви были арестованы. В 1927 году член президиума Нижне-Волжского областвного Духовного совета поморцев, иконописец Федор Бочкарев был осужден на полтора года принудительных работ, в 1930 году - на три года лагерей. Его брат иконописец Александр Архипович 7 февраля 1930 года тройкой при ПП ОГПУ по Средне-Волжскому краю приговорен по с. 58-10 к 3 годам заключения в лагере. Знаменитый деятель Поморской церкви Трофим Сергеевич Тулупов по ст. 58-10, 58-11 за контрреволюционную агитацию и контрреволюционную организованную деятельность тройкой при УНКВД по Куйбышевской области был осужден и расстрелян 8 февраля 1938 года. В Любимовской молёной была организована фабрика беловых товаров. В великолепной Успенской церкви была устроена механическая мастерская, в Крестовоздвиженском храме открыто общежитие. В начале 1960-х годов была снесена Успенская церковь на углу Самарской и Маяковского, в конце десятилетия при строительстве мемориала В.И. Ленина снесли и Крестовоздвиженский храм. Лет пять назад самарские старообрядцы-поморцы установили на месте храма памятный крест. Вплоть до середины 1950 года самарские старообрядцы-поморцы собирались на богослужения по домам единоверцев (иногда по ночам) и только позже приобрели частный дом под молёную. В 1980-х годах они занимали дом в Богатырском тупике, 6 у автостанции «Аврора».


Возрождение Самарской общины Древлепрвославной Поморской Церкви.
Председатель Самарской общины ДПЦ П.В. Половинкин

18 апреля 1983 года Уполномоченным Совета по делам религий при Совете Министров СССР по Куйбышевской области  поморская община была официально зарегистрирована.
Новый этап в жизни поморской общины начался в 1993 году, когда общине удалось добиться передачи бывшего храмового здания старопоморской богадельни, так называемой «любимовской молённой», по ул.Льва Толстого, 17. Здание  было в полуразрушенном состоянии, кроме того, его не хотели освобождать прежние владельцы - фабрика беловых товаров. Общине пришлось одновременно восстанавливать старую моленную и участвовать в судебных тяжбах. Сейчас, когда в центре Самары стоит прекрасный храм поморской общины, трудно представить себе, что когда-то на его месте было ветхое строение. 14 января 1996 года  в частично отремонтированном храме прошла первая праздничная служба, затем,  в Светлое Воскресенье 1996 года, -  Пасхальная служба, и с этого времени община расположена здесь постоянно. Службы совершаются каждое воскресенье в 10.00. Храм был освящен во славу Казанской Иконы Пресвятой Богородицы. Позднее в храме был устроен прекрасный  иконостас. Община имеет богатую книжницу: часть книг пожертвована прихожанами, частично книги приобретаются. Ведутся архив и летопись общины.



Председатель Совета общины П.В. Половинкин что-то показывает мальчику на аналое

Трудами Председателя Совета общины П.В.Половинкина организована издательская деятельность. Ежегодно издается красочный настенный календарь с указанием постов и трапез,  изданы молитвослов, пособия «Как молиться епитимью»,  «Приготовление к погребению», книга известного самарского начетчика Т.С.Тулупова «О разделении Русской Церкви» В ноябре 1997 года в самарском храме состоялось учредительное заседание с участием представителей Поволжских поморских общин и Российского Совета ДПЦ. На нем был образован Поволжский Совет Древлеправославной Поморской Церкви, Ответственным секретарем которого стал П.В.Половинкин. Павел Владимирович Половинкин родился 28.06.1971 в Куйбышеве. В 1991 году окончил Самарское педагогическое училище. После окончания Рижского духовного старообрядческого училища в 1993 году стал председателем Самарской старообрядческой общины Древлеправославной Поморской Церкви. П.В. Половинкин активно участвует в организации в СОУНБ выставок, связанных со старопечатными и рукописными книгами. В дар ОРК СОУНБ он передал некоторые старообрядческие издания и книгу «Апостол» (1648). В 2006 году организовал выставку старинных икон в Самарском художественном музее. Является автором интереснейших публикаций по истории и культуре Древлеправославной Поморской Церкви и составителем собрания сочинений Т.С. Тулупова «Путь жизни». Сейчас община старообрядцев поморскокого толка насчитывает более 700 человек и является крупнейшей в Поволжье.

_____________________________

Источники

ЦГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 923.
ЦГАСО. Ф. 1. Оп. 8. Д. 1902.
ЦГАСО. Ф. 1. Оп. 11. Д. 287.
ЦГАСО. Ф. 1. Оп. 12. Д. 5070.
ЦГАСО. Ф. 3. Оп. 1. Кн. 2. Д. 1836.
ЦГАСО. Ф. 3. Оп. 2. Д. 196.
ЦГАСО. Ф. 3. Оп. 140. Д. 28.
ЦГАСО. Ф. 3. Оп. 140. Д. 121.
ЦГАСО. Ф. 3. Оп. 142. Д. 2.
ЦГАСО. Ф. 3. Оп. 158. Д. 15.
ЦГАСО. Ф. 3. Оп. 177. Д. 21.
ЦГАСО. Ф. 32. Оп. 1. Д. 1753.
ЦГАСО. Ф. 32. Оп. 1. Кн. 1. Д. 41.
ЦГАСО. Ф. 32. Оп. 2. Д. 196.
ЦГАСО. Ф. 32. Оп. 39. Д. 22.
ЦГАСО. Ф. 32. Оп. 140. Д. 121.
ЦГАСО. Ф. 43. Оп. 3. Д. 118.
ЦГАСО. Ф. 153. Оп. 9сч. Д. 682.
ЦГАСО. Ф. 356. Оп. 1. Д. 264.
ЦГАСО. Ф. Р602. Оп. 1. Д. 3.
ЦГАСО. Ф. Р602. Оп. 1. Д. 11.
ЦГАСО. Ф. Р602. Оп. 1. Д. 27.
ЦГАСО. Ф. Р779. Оп. 2. Д. 1404.
ЦГАСО. Ф. Р779. Оп. 2. Д. 1530.

Архангельский В. Очерк раскола в с. Новые Костычи Самарского уезда. //Самарские епархиальные ведомости, 1870, ч/н, № 3. С. 49-59.
Беседы с П.В. Половинкиным.
Восьмидневные беседы А.А. Надеждина с миссионерами господствующей церкви в Сызрани. Саратов: старообрядческая типография «Сотрудник школы», 1915 (7423).
Деятельность поморцев. //Голос Самары, 1913, 25 января. С. 5.
Замечания на книгу Поморских ответов архимандрита Павла. М.: типография Э. Листера и Ю. Романа, 1890.
Материалы к истории и изучению русского сектанства и раскола. Вып. 1. / Под ред. В. Бонч-Бруевича. СПб.: типография Б.М. Вольфа, 1908.
Молитвенный дом поморцев. //Волжское слово, 1910, 9 декабря. С. 2.
Никифоровский И.Т. Разбор ответов, данных безпоповцами пригорода Белого Яра Ставропольского уезда, на предложенные им вопросы и ответы на 12 их вопросов. Самара: паровая типография Н.А. Жданова, 1893.
Пряхин С. Несколько слов о поморском соборе, происходившем в Москве в мае месяце 1909 года. //Самарские епархиальные ведомости, 1910, ч/н, № 12 С. 162 - 168.
Сведения о сектантах. //Волжское слово, 1909, 22 декабря. С. 2.
Состояние раскола и сектантства Самарской епархии в 1897 году. Безпоповцы-поморцы. //Самарские епархиальные ведомости, 1898, № 18. С. 873-881.
Тулупов Т.С. Путь жизни. / Сост. П.В. Половинкин. Самара: Офорт, 2008.
Тулупов Т. Несколько слов к старообрядцам //Волжский день, 1917, 8 августа. С. 3.

Литература

Бацер М.И. Выгореция. Петрозаводск: ИД «Карелия», 1986.
Половинкин П.В. Книжница Самарской старообрядческой поморской общины. //Самарские книжники 2, Самара, 2006.
Половинкин П.В. Кожевникова М.В. Старообрядчество Самарского края. История и культура. Самара: ИД «Агни», 2007.
Половинкин П.В. Сызранская старообрядческая гектографическая типография Прокопия Максимовича Безводина //Самарские книжники 3, Самара, 2009.
Самарская областная универсальная научная библиотека. Энциклопедия. 2-е издание, исправленное и дополненное. / Сост. А.Н. Завальный. Самара.: Офорт, 2014.
Старообрядчество в России (XVII - XX вв.): Сб. науч. трудов. Вып. 1-3. М.: Языки славянской культуры, 2001 - 2004.
Юхименко Е.М. Выговская старообрядческая пустынь. М.: Языки славянской культуры, 2002.

  • 1
С возвращением, давно небыло видно.
Спасибо, как всегда крайне интересный материал, и с крестом у мемориала теперь мне понятно стало.

Да, дела всё! )
Именно с креста тема о поморцах меня и заинтересовала )

я на него тоже обратил внимание и крестик себе поставил, ну теперь все понятно стало

богатейший материал.
спасибо, Павел

  • 1
?

Log in